ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО НАДЗОРУ В СФЕРЕ ЗАЩИТЫ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ И БЛАГОПОЛУЧИЯ ЧЕЛОВЕКА

Публикации, выступления


 

Размещен: 21.12.2015 г.


Выступление на межсессионной встрече государств-участников КБТО/Statement at the intercessional Meeting of States Parties to the BTWC


14-18 декабря 2015 года, Женева
Вячеслав Смоленский, начальник Управления научного обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения и международной деятельности Роспотребнадзора

Постоянный пункт повестки дня: Сотрудничество и помощь, в особенности укрепление сотрудничества и помощи по статье X

Благодарю Вас, господин председатель.

Российская делегация убеждена, что оказание содействия в соответствии со статьей X для предотвращения болезней или для других мирных целей является не только доброй волей, а обязательством государств-членов, и ключевой составляющей для выполнения Конвенции.

Россия последовательно наращивает усилия, как страна-донор помощи странам-партнерам в создании потенциала для обеспечения биологической безопасности. Несмотря на сложную экономическую ситуацию Правительством Российской Федерации Федерации выделяются средства на оказание помощи нуждающимся странам в сфере обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, как на двусторонней основе, так и с привлечением профильных международных организации.

На встрече экспертов в августе с.г. мы подробно рассказывали о текущих проектах и программах содействия нуждающимся странам, которые осуществляет Россия в таких направлениях как техническое оснащение лабораторных служб; обучение персонала; становление национальных систем обеспечения биологической безопасности и санитарной охраны территории; повышение научно-исследовательского потенциала в целях улучшения мониторинга и прогнозирования в отношении инфекционных болезней.

Не стану вновь перечислять эти программы, а лишь добавлю, что только за последние несколько месяцев Правительством России был принят ряд решений о дополнительном финансировании программ содействия нуждающимся странам в борьбе с инфекционными болезнями в общем объеме 15,3 млн. долларов и 1,2 млрд. рублей (всего около 35 млн. долларов США) на период 2016-2018 гг.

В частности,принято решение о продолжении помощи Гвинейской Республике в становлении национальной системы надзора и мониторинга опасных инфекций, включая создание и оборудование соответствующего научного центра, передачу мобильных вирусологические лабораторий, которые хорошо зарекомендовали себя в ходе ликвидации вспышки лихорадки Эбола, а также обучение медицинских работников Гвинеи. Уже сегодня в Гвинее и в Санкт-Петербурге в рамках российской помощи проводятся программы обучения гвинейских специалистов по вопросам эпидемиологии и биологической безопасности.

Напомню, что Россия с самого начала приняла активное участие в международных усилиях по ликвидации вспышки лихорадки Эбола в Западной Африке, а совокупный вклад нашей страны в эти усилия превысил 60 млн. долларов США, включая работу более года специализированной противоэпидемической бригады Роспотребнадзора и мобильной лаборатории в Гвинее, передачу полевого госпиталя на 200 коек, строительство стационарного госпиталя на 65 коек для лечения инфекционных больных.

Кроме того, российские вертолеты и экипажи активно работали в Западной Африке, решая логистические задачи по противодействию распространению болезни, вызванной вирусом Эбола. Правительством России на цели борьбы с лихорадкой Эбола и повышение готовности выделено ВОЗ, ЮНИСЕФ, Всемирной продовольственной программе, Многостороннему целевому фонду ООН, Всемирному банку, Международной организации гражданской обороны суммарно около 20 млн. долларов.

Также в ноябре с.г. Правительством Российской Федерации принято решение о продолжении в 2016-2018 гг. оказания содействия странам Восточной Европы и Центральной Азии в борьбе с ВИЧ/СПИД и другими инфекциями, в рамках которого проводится обучение специалистов лаборатории, поставка безвозмездного лабораторного оборудования и тест-систем странам партнерам, а также проведение совместных эпидемиологических исследований. Только в 2014-2015 годах в рамках этой программы в страны СНГ передано оборудования для вирусологических лаборатории и диагностикумов на сумму более 230 миллионов рублей, обучено свыше 150 специалистов.

Россия последовательно выступает за поддержку внедрения ММСП. В рамках помощи странам по данному направлению в сентябре 2015 года в Беларусь и Казахстан переданы 4 мобильные авто-лаборатории индикации для мониторинга за природными очагами опасных инфекций. В 2016 году такие лаборатории российского производства будут переданы безвозмездно Армении, Кыргызстану, Таджикистану и Узбекистану. Кроме того, разработаны электронные учебные модули и организуется обучение специалистов стран-партнеров по вопросам ММСП и санитарной охраны территорий. Отдельная работа по организационно-методическому обеспечению внедрения ММСП и подготовке специалистов ведется по линии ВОЗ в рамках целевого взноса России в размере 2,5 млн. долларов США.

Значительные средства в 2015 году были выделены Правительством России на содействие новым членам Евразийского экономического союза: Армении и Кыргызстану в целях укрепления материально технической базы лабораторий и пунктов пропуска через государственные границы, а также обучения специалистов для повышения потенциала по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия и санитарной охраны территорий.

Это лишь небольшая часть большой работы, проводимой Россией и имеющей отношение к оказанию помощи в целях предотвращения болезней или для других мирных целей в соответствии со статьей Х КБТО. Мы намерены ее продолжать и развивать как на пространстве Восточной Европы и Центральной Азии, так и со странами Африки, Юго-Восточной Азии.

В ближайших планах оказание содействия Вьетнаму, с которым в 2015 году на межведомственном уровне был подписан план реализации Программы сотрудничества по оказанию помощи Социалистической Республике Вьетнам в обеспечении санитарно-эпидемиологического благополучия населения на период до 2017 года. Россия заинтересована также в развитии сотрудничества и оказании помощи другим странам Юго-Восточной Азии, включая Мьянму и Лаос.

Продолжим прилагать усилия в рамках оказания помощи для укрепления общего регионального потенциала стран Восточной Европы и Центральной Азии по противодействию угрозе чрезвычайных ситуации в области санитарно-эпидемиологического благополучия населения и создание слаженной межстрановой системы предупреждения и реагирования на такие угрозы, работающей по единым правилами и процедурам. Намерены совместно бороться с такими региональными угрозами, как ренессанс полиомиелита, угрозы возникновения и трансграничного распространения опасных природно-очаговых инфекций.

Важную роль отводим региональным координационным механизмам с участием России для совместной работы и взаимной помощи по борьбе с инфекционными болезнями. В связи с этим благодарим Южную Корею, по инициативе которой и при непосредственном участии России был разработано и принято на встрече в Куала-Лумпур 22 ноября 2015 года на уровне глав государств и правительств заявление Восточно-Азиатского Саммита, названное «Повышение безопасности здоровья на региональном уровне в отношении угроз инфекционных болезней с эпидемическим и пандемическим потенциалом».

Также хотели бы поблагодарить наших партнеров по БРИКС, которые в этом году поддержали предложение России о развертывании широкого сотрудничества стран-членов объединения в области борьбы с инфекционными болезнями и обеспечения санитарно- эпидемиологического благополучия населения, что было зафиксировано лидерами на саммите БРИКС в Уфе.

В итоговой Уфимской декларации лидеры БРИКС выразили намерение совместно работать в таких областях, как:

- управление рисками, связанными с возникновением новых инфекции, имеющих пандемический потенциал;

- выполнение обязательств по сокращению распространения и искоренению эпидемии, препятствующих развитию;

- научные исследования, разработки, производство и поставка медицинских препаратов, с целью расширения доступа к средствам профилактики и лечения инфекционных болезней.

Уважаемый председатель,

Основной принцип, которым руководствуется Россия, и которым, по нашему мнению, должны руководствоваться все страны, участвующие в оказании помощи – это соблюдение интересов ее получателей и повышение их собственного потенциала в вопросах выявления и реагирования на угрозы биологического характера. Целевым индикатором данной работы является развитие в странах, получающих помощь, самодостаточной системы упреждения чрезвычайных ситуации в области санитарно-эпидемиологического благополучия.

Именно поэтому мы последовательно выступаем против программ и инициатив которые за декларацией помощи на самом дели преследуют цели укрепления национальной безопасности стран-доноров и установление одностороннего контроля за биотехнологическим потенциалом стран-получателей так называемой помощи.

Поэтому в заключении хотели подчеркнуть три аспекта.

Первое, российская делегация вновь призывает к обсуждению необходимости разработки четких критериев отнесения помощи к сфере действия КБТО. Это чрезвычайно важно с точки зрения укрепления режима Конвенции и недопущения подмены ее другими механизмами, находящимися в ведении других организации.

Второе, деятельность государств-участников КБТО по передаче знании, информации, технологии, материалов и оборудования, предназначенных для борьбы с инфекционными болезнями, должна носить открытый и прозрачный характер, в независимости от источников финансирования такой деятельности. Российская Федерация выступает за необходимость предоставления полной информации о подобной деятельности, в частности о целях, задачах и ожидаемых результатах работы стран-доноров по оказанию помощи в целях повышения потенциала лабораторных служб других стран. Считаем, что необходимо избегать «двойственности помощи» - помощи «двойного назначения», когда на техническую помощь страной направляются средства, предназначенные для достижения часто не афишируемых целей.

И третье. Необходимо усиливать роль КБТО как координатора помощи относящееся к целям Конвенции, но оказываемой в других форматах. КБТО единственный легитимный многосторонний механизм запрещения разработки и производства биологического и токсинного оружия. В связи с этим, усилия по содействию нуждающимся странам в применении знании, информации, технологии, материалов и оборудования, относящиеся к статье X, но инициируемые в рамках других форматов, таких как Глобальное партнерство, должны быть согласованы и тесно координироваться с КБТО. Более, такие инициативы должны быть ориентированы не на себя, а на Конвенцию и усиление центральной роли КБТО в архитектуре глобальных усилии по запрещению биологического оружия.

Спасибо, господин председатель.

_________________________________________________________________________________________


December 14-18, 2015, Geneva

Standing agenda item: Cooperation and assistance, with a particular focus on strengthening cooperation and assistance under Article X

Thank you, Mr. Chairman.

The Russian delegation is convinced that providing assistance in compliance with Article X for preventing diseases and for other peaceful purposes is not just a free will, but an obligation of States Parties and a key element for the implementation of the Convention.

Russia gradually intensifies its efforts as a donor country to assist States-Partners in building biological security capacity. Despite the complicated economic circumstances, the Government of the Russian Federation continues to fund assistance measures (that is provided both bilaterally and together with relevant international organizations) to countries in need in order to ensure sanitary and epidemiological wellbeing of the population.

At the August Meeting of Experts we presented Russian current projects and programs of assisting the countries in need in the following areas: equipment of laboratory services, personnel training, developing national systems of biological security and sanitary territory control, building research and development capacity for improving monitoring and forecasting of infectious diseases.

I will not dwell on these programs, but would only like to add that for the last 6 month the Government of the Russian Federation adopted a number of decisions on additional financing and committed 15.3 million US dollars and 1.2 million rubles for 2016–2018 (about 35 million US dollars totally) into programs of assistance to the countries that are geared to combat infectious diseases.

In particular, the decision was made to continue providing aid to the Republic of Guinea in developing national system to control and monitor dangerous infections, including establishing and equipping the relevant research center, transfer of equipment, including mobile virology laboratories, which proved to be useful during Ebola outbreak, and training of medical workers. Within the Russian assistance project, Guinea and St. Petersburg currently host training programs for Guinean personnel in epidemiology and biological security.

Let me remind you that Russia fr om the very beginning has actively engaged in international efforts on addressing Ebola outbreak in West Africa, and total Russian contribution accounted to over 60 million US dollars, including over a year long operation of the specialized anti-epidemic unit in Guinea, transfer of a 200-bed field hospital, construction of a 65-bed stationary hospital for treating infectious patients.

Besides, Russian helicopters and teams are operating in West Africa and solving logistical tasks for combating Ebola. The Russian Government allocated totally about 20 million US dollars to the WHO, UNICEF, World Food Program, UN Multi-Partner Trust Fund, World Bank, International Civil Defense Organization for combating Ebola and improving preparedness.

November, 2015, the Government of the Russian Federation also adopted a decision on ongoing assistance in 2016–2018 to the countries of East Europe and Central Asia in combating HIV and other infections, within its framework training of laboratory workers will be carried out, the supply of the States-Partners with gratuitous laboratory equipment and test-systems, as well as joint epidemiological researches. In 2014–2015 the value of the equipment for virology laboratories and diagnostics, transferred within the program to CIS countries, amounted to over 230 million rubles, over 150 specialists were trained.

Russia constantly supports the implementation of the International Health Regulations. Four truck-mounted mobile detection laboratories for monitoring natural focuses of dangerous infections were transferred to Belarus and Kazakhstan for assistance. In 2016 such produced in Russia laboratories will be gratuitously transferred to Armenia, Kyrgyzstan, Tajikistan and Uzbekistan. Besides, e-learning modules were developed and training of personnel from States-Partners was facilitated on the International Health Regulations and sanitary territory control. The WHO conducts an additional work within an earmarked contribution of 2.5 million US dollars, that is, providing institutional and methodology support to implementation of the International health regulations and training of personnel.

Substantial funds were allocated by the Russian Government in 2015 for providing assistance to new members of the Eurasian Economic Union, that are Armenia and Kyrgyzstan, for improving equipment of laboratories and border control check points and training personnel in order to increase the capacity for ensuring sanitary and epidemiological wellbeing of the population and sanitary protection of territories.

It is just a small part of the substantial work that is being carried out by Russia and related to assistance in preventing diseases and other peaceful purposes. We intend to continue this work and carry it out in East Europe and Central Asia, as well as in Africa and South East Asia.

In short term we are planning to support Viet Nam, since we signed in 2015 at the interagency level 2015-2017 Action Plan to Implement the Cooperation Programme in Assisting the Socialist Republic of Vietnam Ensure the Sanitary-Epidemiological Wellbeing of the Population. Russia is also interested in enhancing cooperation and providing assistance to other countries of South East Asia, including Myanmar and Laos.

We will make ongoing efforts to provide assistance in order to increase common regional capacity of the countries of East Europe and Central Asia in combating emergency threats, related to sanitary and epidemiological wellbeing of the population and establishing harmonized inter-country system of prevention and response to these threats that would operate on the basis of unified standards and procedures. We intend to combat the threats of poliomyelitis renaissance and emerging and trans-boundary spreading of dangerous feral herd infections.

Regional coordination mechanisms, wh ere Russia participates, play an important role in conducting joint work and providing mutual assistance in combating infectious diseases. In this regard, we express our gratitude to South Korea, since at its initiative and with the Russian participation a statement "on Enhancing Regional Health Security relating to Infectious Diseases with Epidemic and Pandemic Potential" was developed and adopted at the Heads of State and Government level at the East Asia Summit, held in Kuala Lumpur on November 22, 2015.

We would also like to thank our BRICS partners, who supported this year Russian proposal on enhancing cooperation between Member States in combating infectious diseases and ensuring sanitary and epidemiological safety of the population that was set forth by the BRICS Leaders.

In Ufa Declaration BRICS Leaders expressed their intention to cooperate in the following areas:

• managing risks, related to new emerging infections with pandemic potential;

• fulfilling obligations on reducing the spread of epidemics hampering development and their elimination;

• scientific researches, developments, production and supply of healthcare products for facilitating access to prevention and treatment of infectious diseases.

Mr. Chairman,

The main guiding principle for Russia that should also be guiding for all providing assistance States, as we see it, is respecting interests of assistance recipients and building up their own capacity to identify biological threats and respond to them. The ultimate goal of this work is to develop a self-reliant system of preventing healthcare emergencies in countries receiving support.

Therefore, we stand firmly against programs and initiatives that are declared to be providing assistance, but are actually aimed at strengthening national security of donor countries and establishing unilateral control over biotechnological capacity of the countries receiving this so-called assistance.

That is why in conclusion I would like to stress on three following points:

First. The Russian delegation once and again calls for the discussion on the developing clear criteria for assistance within the BWC. It is vital for strengthening the Convention's regime and avoiding its substitution by other mechanisms that are managed by other organizations.

Second. More than that, the activity of States Parties to the BWC on transferring knowledge, technology, material and equipment for combating infectious diseases should be open and transparent regardless of its financial source. The Russian Federation stands for providing detailed information on such activity, in particular on its tasks, purposes and expected outcomes of donor countries' assistance in order to increase capacity of laboratory services in other countries. In our view, there is a need to avoid double standards and dual-use in providing assistance, when a country allocates funds for technical assistance having in mind completely different disguised goals.

Finally, we deem it essential to strengthen the role of the BWC as a coordinator of assistance for the purposes of the Convention, but provided in other formats. The BWC is the only legitimate multilateral mechanism for prohibiting the development and production of biological and toxin weapons. In this regard, efforts on assisting countries in need in using knowledge, information, technology, materials and equipment that are related to Article X, but implemented in other formats such as Global Partnership, should be harmonized and coordinated with the BWC. Moreover, these initiatives should not be geared to their own goals, but to the Convention and strengthening its key role in the system of global efforts related to the prohibition of biological weapons.

Thank you, Mr. Chairman.